Наших читателей взволновала статья «Внимание! Фантомы в военной форме!», опубликованная в №1 за 2011 год. С каждым годом она становится все актуальней. Время, подобно курьерскому поезду, уносит жизни настоящих подводников, а их место занимают «фантомы», и героическое прошлое подводного флота смывается волной лжегероев, проходимцев, не имеющих ничего общего с подводными лодками, или лицами, выброшенными в свое время флотом, как не способными продолжать службу на субмаринах.

К сожалению, мы вынуждены печатать письма с сокращениями. В текстах указаны фамилии лиц, которым авторы дают нелицеприятную оценку их действий в общественной жизни ветеранов. Мы приняли решение не печатать конкретных фигурантов с этической точки зрения, в связи с тем, что у них есть дети, внуки, ближайшие родственники, и мы не вправе рассказывать на страницах журнала о том, кого же конкретно называют авторы «фантомами по Кузнецову».

От ветерана-подводника, полковника медицинской службы в отставке А.И.ИВАНОВА,
г. Санкт-Петербург, Россия.

Здравствуйте! Спасибо за журнал №1 за 2012 год, он очень нам нужен, ветеранам-подводникам. Актуальность его возрастет еще более, если вы продолжите тему, изложенную в одном из ваших номеров (ко мне попала лишь ксерокопия публикации) «Внимание! Фантомы в военной форме».

Тема сложная, болезненная и требует решения многих разноплановых вопросов и, прежде всего, на общественном и государственном уровнях.

В России появились первые, пока робкие шаги в решении вопросов борьбы с «фантомами по Кузнецову», не имею чести знать Николая Александровича лично, но наслышан о нем. Во-первых, ветеранские организации начали борьбу за очищение своих рядов от лжеветеранов различных родов армии и флота, нарушителей формы одежды, носителей незаслуженных наград и званий.

Суды и военные комиссариаты стали внимательней относиться к просьбам ветеранов, призывающих государство встать на защиту чести и достоинства своих представителей в организациях. В судебном порядке лжецу запрещают носить незаслуженные награды, форму, звания и т.п. Дай бог, чтобы этим не ограничились.

О людях, желающих выделиться среди настоящих профессионалов своего дела, крутится довольно много «рыб прилипал». Это преимущественно береговые работники: тыла, штаба, политотдела и прочая челядь, панически боявшаяся морской стихии.

В старом русском флоте подобные субъекты не смели находиться в среде боевых морских офицеров. Конечно, я не имею в виду тех, кто попал на берег после службы на море не по своей воле.

Кроме этой разношерстной компании «прилипал» и любителей регалий есть еще одна беда. Некоторые руководители общественных организаций в стремлении получить от государства финансовую поддержку, набирают в свои ряды людей, не имеющих никакого отношения к названию организации.

Не секрет, что таким образом отдельные председатели искусственно поднимают свой авторитет. Таким способом пробивают себе дорогу к нужным кабинетам госчиновников для решения своих собственных проблем, прикрываясь заботой о своих подопечных. Одному, другому помогут и все. Как говорится, «глаза замазали»

В списке таких организаций числится 100-200 человек, на собрания приходит, как правило – 40-50, подарки и награды на праздниках получают, в основном, свои обозначенные 5-10 человек. Вот и вся арифметика.

Конечно, в первую очередь, это задача ветеранских организаций. Они не должны допускать в свои ряды людей с сомнительными данными. Ведь все можно проверить в военном комиссариате.

В России, как грибы после дождя, стали появляться новые общественные организации всероссийского значения. Для чего, спросите вы? Ответ простой: чтобы получить финансовую поддержку от государства. Хорошее дело. Только эти деньги не всегда находят нуждающегося в них ветерана. Обычно оседают в карманах недобросовестного руководителя и его ближайшего окружения.

Всем известны Международные конгрессы ветеранов-подводников мира. Я иногда бываю на них. Пенсия и заработная плата позволяют. Каждый раз встречаю одни и те же лица. Хорошее мероприятие, но иногда оставляет неприятный осадок. Выходит, что и на эти форумы съезжаются только избранные. Разве это справедливо?

Неужели нельзя сделать так, чтобы на такой чудесный праздник можно было отправить рядового ветерана своей организации? Для чего тогда создавать новые обнадеживающие организации? Что они дают ветерану из рядового, старшинского состава, да и офицерского тоже?

Несколько лет назад я присутствовал на съезде ветеранов в своем родном городе. Дня через три после этого события на кафедру пришел мой друг по флоту и рассказал об одном инциденте, который произошел на праздновании после съезда. Речь шла о ветеранах-подводниках с Украины. Один из них доказывал нашим адмиралам, какой плохой другой. И что его нужно привлечь к ответственности. Как сказал мой друг, уж очень старался «настучать».

Лет двадцать назад ветераны-подводники собирались вместе, чтобы посчитать своих друзей – все ли живы, вспомнить свои молодые годы, помянуть парней, ушедших навсегда в море, и поболтать на своем, только нам известном флотском языке. Короче говоря, собирались для души! А что теперь?

Кузнецов рассматривает вопрос феномена «фантомов» с философской точки зрения, и в этом он только частично прав. Я считаю, что основная причина этого явления скрывается во вседозволенности: несоблюдении законности, флотских традиций, чести и достоинства русского морского офицера, пренебрежении к своим товарищам по званию и должности, стремлении к самовозвышению, желании «засветиться» в рядах органов госадминистраций, средствах массовой информации и т.п. …»

Что может быть хуже нарушения морских традиций?

От ветерана-подводника, капитана 1 ранга Широбокова В.И.,
г. Одесса, Украина.

То, что собираюсь написать, не есть исследование темы и сущности «фантомов». Это продолжение, я бы сказал, научного труда, автора КУЗНЕЦОВА Николая. (См. №1 – 2011, «Фарватер submariners».)

Я не знаком с этим человеком вовсе, но по разработке темы с ним солидарен. Одно скажу, что он очень скромен, в своём выступлении не назвал ни одного имени. Этим он нарушает своё же умозаключение – надо выводить фантомов на чистую воду.

Может, эта вода смоет часть той спеси, тщеславия и той патологической жажды «наивысшего», что бытует в человечестве и, к сожалению, в среде подводников. А это есть действительно патология, т.е. болезненное состояние несамостоятельного, от чего-то зависимого сознания.

Оно, кажется, развивается с возрастом человека, но может жить в нём и с детства и расти, расширяться по ходу жизни. А суть дела в том, что некоторые «подводники», совершенно береговые, совершенно не морские даже, стали расти в званиях не по дням, а по часам. На ровном месте. Давно в запасе, на исходе восьмого – девятого десятка лет, в совершенно мирное время.

Слава Богу нашему поколению не досталось войны, пусть не всем. Кто-то как-то в детстве, юности с нею встречался. Но смею заверить, они не были тогда генералами. Прослужив как-то, на флоте, а иногда возомнив только это в своей голове, и уволившись в запас-отставку, начинает «анализировать» свою прошлую жизнь и приходит к выводу, что он бы мог сделать больше, иначе выглядеть.

Развивая мысли, разгоняя маховик этого необъективного сознания, приходит к мысли, что он еще не опоздал. Он еще может. Он рвётся в вожаки ветеранских организаций, больше всех кричит и учит, ходит в будни по форме, позоря её своим видом, а мы ему мало мешаем в этом. Хотя надо было бы! Таких не мало.

Так в одесском только регионе было одно время четыре организации ветеранов подводников. Да пусть бы было – да только от количества тут качество не меняется. Дело в том, что бесконтрольность со стороны властей и членов организации тут полная. Во всех четырёх были списки одних и тех же людей – где возьмёшь других? Так на одних костях плясали четыре конторы со своими вожаками и счетами в банках. Каждый старался урвать от казны, да чаще тормошил деловых людей, требуя деньги на «мероприятия».

Руководили ими не весьма почтенные вожачки с подводных лодок, чаще мнимые подводники, может, и видевшие её, подводную лодку, только с берега?!

А уж сколько лапши и пены гнали и гонят до сих пор нам на уши, причём, нас, ветеранов, вовсе не стесняясь….