Из истории К-56

АТОМНЫЕ РАКЕТНЫЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ С КРЫЛАТЫМИ РАКЕТАМИ ПРОЕКТА 675 ПО КЛАССИФИКАЦИИ НАТО – «ЭХО-II»

Рассказывая о подводной лодке К-56, стоит упомянуть и о том, что же представлял из себя проект 675 и для чего он использовался, какова история строительства подводных лодок этого проекта.

В ОКБ В.Н.Челомея на базе комплекса П-5, предназначенного для стрельбы по береговым целям, был разработан противокорабельный комплекс П-6. Работы по созданию противокорабельного оружия с системой конечного самонаведения начались в СССР еще в 1948 году, однако дальность стрельбы первых противокорабельных ракет (ПКР) не превышала нескольких десятков километров. В то же время основные надводные цели – авианосцы ВМС США – имели глубину всепогодной и всесуточной противовоздушной (противоракетной) обороны порядка 150 – 200 км. С появлением в начале 60-х годов на вооружении новых истребителей-перехватчиков F-4 «Фантом», оснащенных всеракурсными ракетами класса воздух-воздух FIV-7 «Спэрроу», а также палубных самолетов ДРЛО Е-2А «Хоукай» глубина обороны должна была возрасти до 250 – 300 км. В качестве ответной меры необходимо было создать противокорабельные ракеты нового поколения с увеличенной (порядка нескольких сотен километров) дальностью полета.

Исследовательские работы по формированию облика противокорабельных ракет большой дальности начались в подмосковном Реутово под руководством В.Н.Челомея еще в 1956 году. Крылатая ракета, входящая в состав комплекса, должна была иметь максимальную дальность стрельбы более 300 км. что обеспечивало возможность поражения авианосных ударных групп и соединений противника без входа в зону его противолодочной и противокорабельной обороны. ПКР должна была комплектоваться системой управления, обеспечивающей поражение надводных целей практически всех классов ядерной и осколочно-фугасной боевыми частями большой мощности.

Создать «противоавианосные» системы с использованием подводных лодок было невозможно без обеспечения надежной разведки и целеуказания в океанской зоне. Для решения этой задачи Киевским НИИ радиоэлектроники (ныне «Квант») под руководством главного конструктора И.В.Кудрявцева была создана авиационная разведывательная система «Успех», размещенная на специально разработанных носителях ТУ-16РЦ и ТУ-95РЦ (ОКБ Туполева). На самолетах размещалась авиационная радиолокационная система обнаружения морских целей и передачи сигналов на корабли, где осуществлялась обработка данных и выдавались целеуказания ракетному комплексу.

Таким образом, в СССР впервые в мире создавалась разведывательно-ударная система (РУС), включающая средства разведки, ударное оружие и носители (как морские, так и воздушные).

Использование разведывательно-ударного комплекса осуществлялось следующим образом: подводная лодка, находящаяся в заданном районе, после получения боевого распоряжения на применение ракетного оружия, подвсплывала на перископную глубину и устанавливала связь с самолетом разведки и целеуказания, который передавал на борт ПЛАРК радиолокационную информацию о надводных целях. Эта информация отображалась на экранах пульта оператора комплекса целеуказания лодки. Командир корабля анализировал целевую обстановку и назначал цель, по которой необходимо было определить координаты (пеленг и дальность). Затем эти данные вводились в корабельную систему управления ракетным комплексом, осуществлялась оценка досягаемости оружия и ожидаемой вероятности обнаружения цели радиолокационным визиром ракеты.

На основе этой информации принималось окончательное решение на стрельбу. Лодка ложилась на боевой курс, выполняя предстартовую подготовку, после чего всплывала в надводное положение и производила ракетный залп (число ПКР в залпе – не более четырех).

Управление полетом каждой ракеты в залпе относительно плоскости стрельбы осуществлялось одним оператором по отметкам пеленга на радиолокационном индикаторе. В случае отклонения отметки о заданном направлении оператор возвращал ПКР в плоскость стрельбы. При достижении ракетой расчетной дальности (выработанной корабельной системой управления) по команде операторов включались радиолокационные визиры ракет и передатчики радиоканала для трансляции полученной визирами информации. После захвата цели радиолокационным визиром ПКР она, по команде оператора, переводилась в режим самонаведения (первоначально ракета самонаводилась лишь в горизонтальной плоскости, затем осуществлялось ее пологое пикирование и за несколько километров до цели вводился и режим самонаведения в вертикальной плоскости).

Существенным недостатком комплекса П-6 являлся надводный старт. При этом время нахождения ПЛАРК с комплексом П-6 по сравнению с лодками, имеющими на борту комплекс П-5, возросло, так как теперь требовалось управление с борта корабля и полетом ракеты вплоть до захвата цели ее ГСН.

Несмотря на этот очевидный недостаток, комплекс П-6 давал Советскому флоту ощутимые преимущества в борьбе с крупными кораблями противника. Кроме того, программа активно поддерживалась руководителем страны Н.С.Хрущевым. В результате 17 августа 1956 года вышло постановление Совета Министров о начале работ по созданию подводных лодок атомных с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 675, оснащенных противокорабельными ракетами П-6, а также стратегическими крылатыми ракетами П-5М, предназначенными для поражения береговых целей.

Проектирование атомной подводной лодки, предназначенной для борьбы при помощи крылатых ракет с крупными надводными целями, началось в ЦКБ МТ «Рубин» под руководством главного конструктора П.П.Пустынцева. ПЛАРК предназначалась для нанесения ударов ракетами П-6 по боевым кораблям и судам противника при действиях на океанских и морских коммуникациях, а также (при помощи КР П-5М) для уничтожения военно-морских баз, портов, промышленных и административных центров противника. Конструктивно ПЛАРК проекта 675 – это двухкорпусная двухвальная подводная лодка с развитым ограждением боевой рубки и надстройки. Стоит отметить, что на атомных подводных лодках боевых рубок нет. Ими называют по традиции шахты входных люков центрального поста управления кораблем. Прочный корпус, на большом протяжении имевший цилиндрическую форму, был выполнен из стали АК-25 толщиной 22–35 мм. Оконечности имели форму усеченных конусов.

Межотсечные переборки изготавливались из стали АК-25 толщиной 10 мм. При ракетной стрельбе компенсация массы стартующих ракет производилась путем приема воды в специальные цистерны замещения (ЦЗИ).

Обшивка и набор легкого корпуса были выполнены из стали ЮЗ толщиной 4-16 мм. Поверхность корпуса покрывалась противогидроакустическим (антисонарным) покрытием.

Энергетическая установка (39000 л.с.) включала два реактора ВМ-А (2х70 мВт), две паровые турбины и два главных турбозубчатых агрегата 60-Д1. Имелось два дизель-генератора ДГ-400 (дизели М-860) и два электродвигателя подкрадывания ПГ-116 (2х900 л.с).

Антенна управления системы «Аргумент» размещалась в передней части ограждения рубки на поворотной мачте. Несущие излучатели крупногабаритной антенны в нерабочем положении заводились в ограждение таким образом, что обтекатель, расположенный с задней стороны антенны, становился носовым обтекателем ограждения рубки.

Восемь крылатых ракет П-6 (4К88) – основное вооружение – размещались в контейнерах, поднимающихся в стартовое положение под уголом 14?. Стрельба, как и на дизель-электрических подводных лодках проекта 651 и атомных проекта 659, была возможна лишь в надводном положении.

Торпедное вооружение включало четыре носовых торпедных аппарата (ТА) калибром 533 мм (максимальная глубина стрельбы – 100 м) и два 400 мм ТА (максимальная глубина стрельбы – 250 м). Суммарный боекомплект – 20 торпед.

Главная энергетическая установка (номинальная мощность – 35000 л.с.) по сравнению с лодками проекта 627/627А, 658, 659 изменению фактически не подверглась.

Подводная лодка была оснащена гидроакустическим комплексом «Арктика-М», комплексом навигационных систем «Сила-Н-675», гирокомпасом «Маяк», астронавигационной системой «Лира-11» и другим оборудованием.

Строительство лодок проекта 675 велось в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре. Головной северодвинский корабль – К-116 – вошел в состав Северного флота в 1963 году.

Всего ВМФ получил 29 кораблей проекта 675:

К-1, К-7, К-10, К-22, К-23, К-28, К-31, К-34, К-35, К-47, К-48, К-56, К-57, К-74, К-86, К-90, К-94, К-104, К-108, К-116, К-125, К-128, К-131, К-135, К-170, К-172, К-175, К-184, К-189.

Лодки проекта 675 активно использовались на Северном и Тихоокеанском флотах. Они несли боевую службу в Средиземном море и Индийском океане.

Подводные лодки проекта 675 использовались не только для слежения за надводными кораблями, но и для слежения за подводными лодками вероятного противника, несли боевое дежурство, выполняли задачи разведки, работали на науку.

За высокую шумность лодки получили прозвище «ревущие коровы», но, несмотря на это, они успешно справлялись с поставленными перед ними задачами. Условия обеспечения жизнедеятельности в отсеках были лучше, чем на других проектах первого поколения, а в некоторых случаях и второго. Моряки любили свои корабли, что во многом способствовало выполнению поставленных задач с высокой оценкой.

ИСТОРИЯ ПОСТРОЙКИ ОБЪЕКТА ЗАВ. №177

Атомная подводная лодка К-56 проекта 675 (зав. № 177, инв. № 885), была седьмой в серии, начали ее строить на заводе в марте 1962 года. Изготавливать секции корпуса начали в январе 1964 года. Лодка строилась укрупнёнными блоками (островами), начиная со среднего блока (острова) 34, состоящего из третьего и четвертого блоков, в которых располагалась главная энергетическая установка лодки. В первый же год техническая готовность будущей лодки отстала от графика и составила 6% от плановых 8%. В третьем и четвертом кварталах 1963 года формировали блок 34, а 29 ноября 1963 года этот блок прошел гидравлические испытания на прочность, и после окончания малярных и изоляционных работ началась погрузка механизмов в отсеки блока.

С отставанием на пять месяцев были сформированы и прошли гидравлические испытания пятый и двенадцатый блоки. Секции на стапель поступали с опозданием, что наряду с отсутствием достаточного количества квалифицированных рабочих корпусных специальностей привело к отставанию технической готовности лодки к началу 1964 года на 11,4% и составило 33,6% против 45% по плану. В январе 1964 года в отсеки 34-го блока погрузили гребные злектромоторы, атомные реакторы, в феврале – главные конденсаторы и ГТЗА, турбогенераторы,в апреле – дизель-генераторы, компрессоры, в мае вели монтаж механизмов. В мае 1964 г. сдвинули все три укрупнённых блока (острова) 12-й, 34-й и 5-й и заварили монтажные стыки. 30 мая 1964 года состоялась торжественная процедура закладки подводной лодки. В это время техническая готовность лодки составляла 49,3%. Затем в июне расточили кронштейны и мортиры линии вала, в июле валопровод. В реакторный отсек погрузили парогенераторы. В третьем квартале лодку сдали под электромонтаж и приступили к затяжке кабелей и другим электромонтажным работам. В сентябре 1964 г. закончили погрузку контейнеров ракетного оружия. В третьем и четвертом кварталах интенсивно велся монтаж погруженного оборудования и механизмов. В первом квартале 1965 года погрузили приборы схем «Старт» и «Успех-У», вёлся электромонтаж. Состоялся физический пуск активных зон обоих атомных реакторов, и в апреле их погрузили на корабль. В июле погрузили аккумуляторные батареи.

Вышел приказ директора завода № 039 от 27.07.65 года о выводе подводной лодки из построечного дока. 10 августа лодка всплыла в построечном доке и выведена к достроечному пирсу завода. Лодка всплыла с дифферентом. Причиной были несколько шпигатов, ошибочно вскрытые на границе кормовой балластной цистерны. В это время на лодке было закрыто, то есть сдано, 225 построечных актов и построечных удостоверений из 223 запланированных.

Швартовые испытания начались 02.09.65 г. согласно приказу директора завода № 0050 от 01.09.65г. «О начале швартовых испытаний на АПЛ зав. № 177».

Возможные сроки перевода АПЛ на сдаточную базу были ограничены ожидаемой большой водой реки Амур и его лимана с 29 сентября по 2 октября. Поэтому проведению швартовых испытаний было уделено усиленное внимание, что позволило со 2 по 28 сентября испытать 107 систем и устройств корабля с закрытием швартовых удостоверений из 179 и испытать девять систем на надёжность работы обеспечивающих безаварийный переход АПЛ на сдаточную базу в бухте Большой камень.

29 сентября в 14-00 транспортный док с подводной лодкой на борту, под буксиром, отошел от заводского пирса и взял курс по реке Амур и лиману на бухту Чихачёва. 5 октя бря лодка вышла из транспортного дока в бухте Чихачёва и на буксире продолжила путь морем в бухту Большой Камень. 9 октября 1965 года лодка уже была у причала сдаточной базы в Большом Камне.

На сдаточной базе темп работ снизился, продолжение швартовых испытаний развивалось очень медленно. До Нового года планировалось закрыть 109 швартовых удостоверений, а закрыли всего 33, и так же было в январе 1966 года. Ход этих испытаний тормозился из-за отсутствия на сдаточной базе многих необходимых материалов. Испытания, связанные с приёмом пара от постороннего источника, срывались неоднократно из-за отсутствия на базе необходимых запасов мазута. Подготовка лодки к началу комплексных швартовых испытаний ГЭУ к 20 ноября была сорвана и завершилась только три месяца спустя. Начавшиеся 17 февраля 1966 года комплексные швартовые испытания, после подтверждения комиссией готовности лодки, прошли успешно.

После обработки магнитного поля на СРБ, проведения вывески ПЛ и определения остойчивости лодки методом кренования были выполнены работы по подготовке корабля к заводскому наладочному выходу в море, который начался 4 апреля. 13 апреля начались государственные испытания. Старшим строителем при сдаче был назначен П.Ф.Фуртат, ответственным сдатчиком А.М.Андрусенко, сдаточным механиком В.Ф.Котельников, начальником испытательной группы В. Н. Полянин, ответственным сдатчиком электрооборудования А.Н.Бабаскин, техническое сопровождение возглавлял начальник бюро КО В.И.Шкирков.

В ходе испытаний лодка совершила три выхода в море, не считая контрольного выхода после ревизии механизмов.

Второй выход на госиспытания 5 мая оказался неудачным. Среди многих замечаний наиболее серьёзные были связаны с неполадками в работе системы «Сила-ГА» навигационного комплекса, из-за которых не состоялись ракетные стрельбы ракетами П-5Д. Также не состоялись торпедные стрельбы на глубинах 100 и 150 метров по причине выхода из строя ГЭУ правого борта, отмена проверки аппаратуры «Успех-У» из-за отсутствия самолёта со спецаппаратурой. Отменили проверку шумности лодки из-за непогоды.

Самым сложным оказался процесс устранения неполадок в системе «Сила-ГА», эта работа заняла три недели драгоценного времени, но не дала желаемого результата. Система отрегулирована была только представителями завода-поставщика 251 и НИИ-303.

На третьем выходе в море устранили течи воды из первого контура атомной установки, были успешно проведены торпедные стрельбы, сняты остаточные поправки лага, провели испытания подводной шумности лодки, отработали системой «Успех-У» с самолётом. Однако ракетные стрельбы снова были отменены из-за неисправности «Силы-ГА». 22 июня 1966 года Комиссия государственной приёмки прервала госиспытания до устранения дефектов по навигационному комплексу «Сила-ГА».

Подводная лодка была поставлена в плавучий док для выполнения доковых работ, ревизии механизмов путём их вскрытия, окончательной окраски. Там же были проведены работы по замене части приборов и регулировки системы «Сила-ГА» вплоть до проведения швартовых испытаний системы и сдачи заказчику.

По окончании всех доковых работ лодка была выведена из дока, и 4 августа возобновили государственные испытания. Четвёртый выход в море, совмещённый с контрольным выходом, продолжался 11 дней, в течение которых были закончены все испытания, включая ракетные стрельбы.

27 августа 1966 года был подписан приёмный акт и присвоен бортовой номер К-56.

Со дня закладки подводной лодки при готовности 49,3%, до подписания приёмного акта прошло два года два месяца и 26 дней. А длительность строительства составила четыре года пять месяцев и 26 дней.