41 год с момента трагедии

«В ночь на 14 июня 1973 года в заливе Петра Великого произошло столкновение советской атомной подводной лодки типа «Е» с гражданским судном. В результате полученной пробоины на подводной лодке погибло около 30 человек. На судне поломок нет. Все члены экипажа живы.»

Радио «Голос Америки». Новости. 15 июня 1973 года.

Так мир узнал о трагедии в море. В Советском Союзе происшествие засекретили. Причин на то было несколько. Но, об основной причине утаивания катастрофы, узнали только много лет спустя.

В 01.05 по Хабаровскому времени 14 июня 1973 года на траверзе мыса Поворотный в заливе Петра Великого Японского моря в 14 милях до порта Находка, гвардейская ракетная атомная подводная лодка К-56 столкнулась с научно-поисковым судном «Академик Берг». Лодка получила пробоину в правом борту в районе переборки между вторым жилым (аккумуляторным) и первым торпедным отсеками.

Второй отсек, через образовавшуюся пробоину, площадью в 4,8 м2, заполнился водой в течение 50–70 секунд. В отсеке находилось 32 человека. Во время аварии, пять человек покинули отсек, остальные 27 остались во втором и погибли.

Подробнее ...

Из книги «РЫЦАРИ ВОСТОЧНОГО БАСТИОНА. ГВАРДЕЙЦЫ К-56.»

ВВЕДЕНИЕ

Об экипажах подводных лодок написано немало, тем не менее эта тема неисчерпаема. Когда-то напрочь закрытая под семью печатями, она не дает покоя ветеранам подводного флота. Да и как можно о ней не помнить, не писать, когда в течение многих лет «старые морские волки» видят одни и те же сны. Сны, в которых они наблюдают себя со стороны, подобно парящей душе, давно покинувшей человеческое тело. Видят себя молодыми, веселыми и беззаботными, видят лица своих товарищей в тесных отсеках, видят тех, кто в мгновение ока исчезает в страшном огненном смерче. В течение короткого сна пролетают кадры жутких сюжетов подводной службы: грохот врывающейся в отсек забортной воды и душераздирающие крики друзей в запертых отсеках. Такое забыть невозможно.

К сожалению, свидетелей подвигов экипажей подводных лодок становится все меньше и меньше. По различным причинам они не могут изложить на страницах бумаги, а затем опубликовать свои воспоминания о ратных делах моряков-подводников. Тогда за них пишут книги люди, способные грамотно и правильно изложить рассказ о жизни подводников. И вот тогда появляются на свет красиво описанные события с душераздирающими историями. Тогда появляются невероятные, несуществующие эпизоды. Подыгрывая воображению читателя, некоторые «писатели» умудряются описывать события, которые развивались в загерметизированных и оторванных от всего мира умирающих отсеках.

Подробнее ...

Памяти друзей-гвардейцев

Были люди-мужчины,
Отцы, мужья и сыновья,
Они смеялись и шутили,
Они любили, не тая,
Ходили твердою походкой
По палубе и по земле,
С семьею в выходной короткий
Гуляли в сопках, по росе...

И мчалась лодка боевая
Навстречу буре и судьбе,
И жизнь обычная морская
Текла на этом корабле.
Сменялись вахты чередою,
Всегда в готовности посты,
Сеансы связи под водою
И где-то дальние миры…

За переборкой они, рядом,
Но нет возможности спасти,
И лишь ужасною ценою
Помогут быстро нам дойти.
Дойти и снова встать у пирса,
На землю твердую сойти,
А их, таких родных и близких,
Придется на руках нести.

И было море роковое
И неоглядная волна.
Оно ревело, штормовое,
И заглушало голоса,
И тучей скрытая луна,
И звезд мерцанье озорное,
И росчерк молний, как стрела.

Но вдруг: авария, тревога!
Сигналов грозный перезвон.
У комингса застыла вахта:
Отсек задраен с двух сторон.
Там люди бьются с океаном
За жизнь короткую свою,
Пред смертью все они равны,
Плечо к плечу, словно в бою.

Пилотку мять рукой усталой,
Пасть на колени и рыдать,
Пойти домой к жене и маме
И что-то, что же им сказать?
И как ответить этим взглядам,
Когда мы живы, а их нет?
А мы всегда бывали рядом,
Всегда нам общий был привет.

ВСЕГДА ПОМНИМ ВСЕГДА ПОМНИМ ВСЕГДА ПОМНИМ
ВСЕГДА ПОМНИМ
ВСЕГДА ПОМНИМ
ВСЕГДА ПОМНИМ
ВСЕГДА ПОМНИМ
ВСЕГДА ПОМНИМ
ВСЕГДА ПОМНИМ ВСЕГДА ПОМНИМ ВСЕГДА ПОМНИМ

Бывали страшные мгновенья,
Бывали трудные часы,
Но, побеждая все волненья,
Мы отходили от беды.
В одном строю, напротив койки,
В кают-компании одной,
В любом бою мы были стойки
И плавали одной семьей.

Стоим в почетном карауле.
Они лежат, они молчат.
Вокруг цветы, цветы живые
О жизни, о любви кричат!...
И нет такой воды священной,
Чтобы их снова воскресить,
Чтоб миновал тот рок мгновенный,
Чтобы их к жизни возвратить.

Земля вздымается холмами
И мнется тяжестью плиты,
И якоря на них с цепями,
Венки и яркие цветы.
И разорвался горьким эхом
Салюта залп в груди, в сердцах,
Как невосполнимая утрата,
Как память о мужьях, отцах.

И вот теперь стоят в строю
Гробы их тесные отсеки,
В них тихо воины лежат,
Их имена молчат навеки.
Они не подадут команды
И песен звонких не споют,
И их портреты в черной рамке
Нам спать спокойно не дадут.

Лафеты, траурные марши.
Тяжелый шаг, последний путь.
Идут друзья, их экипажи
Не в силах слезы отвернуть.
А над прецессией печальной
Сияет солнце, синь небес
И с моря ветерок прощальный
И машет им зеленый лес...

И не тропинку, а дорогу
Сюда протопчет добрый мир,
Чтоб поклониться их порогу,
Чтоб не забыть тот бранный пир.
Но будет там не мрамор нежный,
А символ мужества гранит,
И каждый, честно долгу верный,
Пусть золотом на нем горит.