Игорь ГАЛУТВА,
капитан 1 ранга в отставке,
ветеран-подводник,
г. Чернигов, Украина

Среди легендарных имен, которыми богата наша история, особое место принадлежит Александру Васильевичу Колчаку, 140-летие со дня рождения которого исполняется в 2014 году.

Ученый-океанограф, отважный полярный исследователь, героический защитник Порт-Артура, крупный организатор и основатель тактики морских минных заграждений в годы Первой мировой войны, талантливый флотоводец, адмирал, Верховный правитель России. Его личность – одна из самых сложных и противоречивых в российской истории.

За участие в Русской полярной экспедиции Колчак был награжден орденом Святого Владимира IV степени, избран действительным членом Географического общества и получил Большую Константиновскую золотую медаль. Его именем были названы открытые во время экспедиции мыс и остров в Таймырском заливе Карского моря, сохранившие это название на советских картах вплоть до 1939 года (ныне остров Расторгуева и мыс Случевского).

За героизм, проявленный в боях по защите Порт-Артура, награжден Георгиевским оружием – золотой саблей с надписью «За храбрость», орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», орденом Святого Станислава II степени с «мечами», к ордену Св. Владимира 4 ст. пожалованы «мечи»

За успешные действия по поддержанию кораблями флота операции армии на побережье Рижского залива получил высшую военную награду – орден Святого Георгия IV степени.

В годы Первой мировой войны, кроме того, награжден орденами Св. Владимира 3 ст. с мечами, Св.Станислава 1 ст. с мечами, Св. Анны 1 ст. с мечами.

Колчак любил свою Родину, был предан Престолу и Отечеству и не принял революцию. В годы Гражданской войны был одним из организаторов Белого движения. А само его имя, к сожалению, зачастую использовалось союзниками в качестве «козырной карты», и которые, в конечном итоге, его предали. И как знать, не будь этого периода в его жизни, имя его, возможно, стояло бы сегодня в ряду имен самых известных полярных исследователей и флотоводцев.

Ничто человеческое не было чуждо ему: он любил и был любим красивой, героической, самоотверженной женщиной, которая была с ним рядом в самые тяжелые его годы. Была любовь, пережившая его самого. Ее звали Анна Васильевна Тимирева.

Блистательная его жизнь в неполные сорок шесть лет завершилась трагически. Он был лишен всего, в том числе памяти о себе в своем Отечестве, нет даже могилы – тело его ушло в прорубь реки Ушаковка.

Советская пропаганда внушала, что Колчак – враг народа, его научные заслуги скрывались, изо всех книг, лоций, справочников и энциклопедий его имя вымарывалось. Сегодня мы можем по-разному трактовать политическое значение фигуры Колчака – у каждого в те времена была своя правда, свое понимание понятия «Родина», – но его выдающаяся роль и значение как ученого, полярного исследователя не подлежат сомнению.

Настоящая статья ставит своей целью показать деятельность А.В. Колчака на поприще науки, не претендуя на полное раскрытие излагаемого материала и тяжелую судьбу двух любящих сердец.

Александр Колчак – полярный исследователь

Освоение Северного Ледовитого океана было всегда под пристальным вниманием мировой общественности, ученых, исследователей, промышленников и мореплавателей, стремившихся постигнуть его тайны, открыть новые земли, новые пути движения на восток. Не последнюю роль играла и экономическая составляющая. Вот что по этому поводу писал выдающийся полярный исследователь Г.Я.Седов: «Многие путешественники плавали сюда для отыскания свободного пути на восток, многие – для открытия Северного полюса… Человеческий ум до того был поглощен этой нелегкой задачей, что разрешение ее, несмотря на суровую могилу, которую путешественники по большей части там находили, сделалось сплошным национальным состязанием».

Арктический бассейн Северного Ледовитого океана усеян по окраине многочисленными островами, покрытыми льдом и снегом, и только немногие освобождаются от них в короткое полярное лето. Сковано льдом и море вокруг островов.

Несмотря на трудные условия, отважные промышленники и мореплаватели проникали в Арктику, постепенно открывая и изучая эти острова.

Кроме промысла пушнины, здесь была возможность добычи мамонтовой кости. Все это естественным образом привлекало внимание промышленников и охотников. Среди них был и Яков Санников*. Это был удивительно смелый и любознательный человек.

Весной 1810 года Санников пересек остров Новая Сибирь и видел на севере гористую землю, к которой шел около 30 км, пока не остановился перед большой полыньей. В 1811 году с берега острова Фаддеевского Санников снова видел примерно в 50 километрах на севере землю, пытался дойти до нее по льду, но опять был вынужден остановиться перед широкой полыньей. Немногим позже, уже с северной оконечности острова Котельный, он в третий раз увидел землю и пришел к убеждению, что к северу от Новосибирского архипелага существует обширная земля.

Неудивительно, что Новосибирские острова с их ледяными землями, костями мамонтов, бизонов, носорогов и диких лошадей, а также загадочная Земля Санникова занимали умы многих ученых и исследователей.

В 1885 году для изучения Новосибирского архипелага была снаряжена академическая экспедиция под руководством Александра Александровича Бунге. Его помощником был назначен барон Эдуард Васильевич Толль. Толль был широко образованным специалистом естественнонаучного профиля, изучал геологию, минералогию, зоологию, биологию, увлекался медициной, историей, был одержим страстью открыть Землю Санникова.

Летом 1886 года он в течение полутора месяцев объехал на нартах весь остров Котельный и при совершенно ясной погоде вместе со своим спутником увидел «в направлении на северо-восток контуры четырех столовых гор, которые к востоку соединялись между собой понижением».

Толль предположил, что эта земля находится в 150-200 километрах. Надежда и страсть открыть Землю Санникова, ступить на нее возросли еще сильнее. С тех пор вся оставшаяся жизнь полярного исследователя была посвящена одной цели: «Раз ступить на эту землю и умереть». Уверенность в существовании Земли Санникова он высказал и на заседании Академии наук.

В 1889 году на IX Международной географической конференции в Вене он познакомился с Фритьофом Нансеном, во многом повлиявшим на последующий ход событий. В 1893 году Толль возглавил новую полярную экспедицию. Посетив остров Котельный, он вновь видел Землю Санникова. На Восточно-Сибирских островах, выполняя просьбу Нансена, устраивал продовольственные склады для готовившегося к трехлетнему плаванию нансеновского «Фрама».

В конце 1899 года Толль был назначен начальником Русской полярной экспедиции Академии наук, организованной по его же инициативе. Главными целями экспедиции были исследование всех Новосибирских островов, открытие Земли Санникова, исследование ее, изучение морских течений в Карском и Восточно-Сибирском морях.

По рекомендации Ф. Нансена для экспедиции была приобретена норвежская парусно-паровая китобойная шхуна «Гаральд Гарфагер» водоизмещением 443 т с мощностью машин в 228 л.с. и скоростью до 8 узлов. После ремонта и модернизации шхуна получила название «Заря», на ее борт было погружено снаряжение, рассчитанное на дальние ледовые переходы, и продовольственные запасы для участников экспедиции на три года. Командиром судна был назначен лейтенант флота Николай Коломейцев. В состав экспедиции вошли также геодезист лейтенант Федор Матисен, исполняющий одновременно должность старшего офицера, зоолог Алексей Бялыницкий-Бируля, астроном Фридрих Зееберг, врач и зоолог Герман Вальтер, а также лично приглашенный Толлем в качестве гидролога лейтенант Александр Колчак.

Александр Васильевич Колчак родился 4 (16) ноября 1874 года в с. Александровское под С.Петербургом. Предки его происходили из Турции, были людьми закаленными, войну считали главным делом своей жизни. Один из них в свое время попал в плен к русским, а когда был отпущен, возвращаться в Турцию не стал – поселился в Херсонской губернии, имение в которой со временем стало родовым «гнездом» Колчаков. Отец Александра, Василий Иванович, был участником Крымской войны, защищал Севастополь на Малаховом кургане. После войны окончил институт горных инженеров, стал крупным специалистом по металлам и в области артиллерии, опубликовал ряд научных работ. Вышел в отставку в генеральском чине.

Род матери, Ольги Ильиничны, в девичестве Посоховой, идет от донских казаков и херсонских дворян. Дед Колчака по материнской линии был последним Одесским городским головой, расстрелян большевиками в 1920 году.

В 1888 году Александр Колчак поступил в Морской кадетский корпус. В шестнадцать лет произведен в мичманы. В 1895-1899 годах участвовал в заграничном плавании на крейсере «Рюрик» в качестве помощника вахтенного начальника, и клипере «Крейсер», где сначала занимал должность вахтенного начальника, а с октября 1898года – старшего штурмана. В последующем служил на фрегате «Князь Пожарский» и броненосце «Петропавловск». В декабре 1898 года ему было присвоено звание лейтенант.

В ходе плаваний самостоятельно занимался океанографией и гидрологией. В 1899 году опубликовал свою первую научную работу «Наблюдения над поверхностными температурами и удельными весами морской воды, произведённые на крейсерах «Рюрик» и «Крейсер» с мая 1897 года по март 1899года».

Научные изыскания Колчака заинтересовали Э. В. Толля, и в конце 1899 года он предложил ему принять участие в Русской полярной экспедиции на шхуне «Заря». Так Колчак оказался в составе экспедиции. Ему было предложено руководить гидрологическими работами, а также исполнять обязанности второго магнитолога. С этой целью он проходит обучение в Павловской магнитной обсерватории, затем практику в Норвегии у Фритьофа Нансена.

21 июня 1900 года «Заря» снялась с якоря в Санкт-Петербурге с 20 членами экипажа на борту. Эдуард Толль сделал в своем дневнике запись: «Экспедиция, которую я так долго готовил, началась!». 24 июля судно прибыло в Екатерининскую гавань, в Александровск-на-Мурмане (ныне город Полярный), в августе вышло в Карское море и вскоре подошло к Таймыру, где зимовало. Весной 1901 года предусматривалось обследование восточного берега Таймырского полуострова, а для его успешного выполнения решено было заложить в октябре текущего года по пути предстоящего похода склад с провизией. В поездку на двух нартах отправились Толль с каюром Расторгуевым и Колчак с кочегаром Носовым.

Преодолев в сложных ледовых условиях, при сильных морозах и ветрах 500 километров, они свою задачу выполнили, а Колчаку, производившему маршрутную съемку, кроме того, удалось внести существенные уточнения и исправления в карту, сделанную по итогам экспедиции Нансена в 1893-1896 годах. Перед отъездом на базу путешественники увидели двигавшегося к югу оленя. Предположение о том, что олень перебирается на зимовку с какой-то земли, находящейся севернее, вдохновило Толля, у которого из головы не выходила Земля Санникова.

В весеннюю поездку 1901 года на полуостров Челюскина вновь поехали Толль и Колчак с двумя каюрами. Преодолевая сильные морозы, зачастую сами впрягаясь в собачьи упряжки, они достигли того места, где был заложен склад, но раскопать его не смогли. Толль принял решение пройти дальше, вглубь полуострова, выполнить съемку, а на обратном пути вновь попытаться откопать склад. Выполнив намеченное, они отправились в обратный путь, но склад не нашли. Выбиваясь из сил, терпя холод и голод (дневниковая запись Толля: «Сегодня съели последний сухарь... Мы оба обессилели»), возвратились на базу. Поездка длилась 41 день.

Через несколько дней после изматывающего похода Колчак вместе с двумя членами экспедиции отправился на поиск склада. Уже тогда ярко проявились его твердый характер, воля, неиссякаемая энергия, преданность делу, стремление любой ценой добиться поставленной цели. Он был неординарной личностью: образованный, знал три иностранных языка, общительный, начитанный, хорошо разбирался в музыке, любил романсы, особенно «Гори, гори, моя звезда…», который сам превосходно исполнял. Неспроста руководитель экспедиции называл его «лучшим офицером», а в своем дневнике записал: «Наш гидрограф Колчак – прекрасный специалист, преданный интересам экспедиции». Он же назвал мыс и остров в Таймырском заливе Карского моря именем Колчака.

Летом 1901 года экспедиция обследовала Таймыр, а в конце августа «Заря» направилась на поиски Земли Санникова. «Начальником была обещана премия тому, кто первым увидит «Землю Санникова», – рассказывал потом боцман «Зари» Никифор Бегичев* – Увы, сколько ни смотрели в трубы, земли не видели. На другой день ударил сильный шторм, такой сильный, что ходу мы не могли дать и легли в дрейф». Опасность усугублял и густой туман. «Теперь совершенно ясно, что можно было десять раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив ее», – записал по этому поводу Толль в своем дневнике.

Вторая зимовка состоялась в Нерпичьей бухте. Во время плавания и двух зимовок экспедицией был собран большой научный материал, выполнен комплекс гидрографических, физико-географических и геологических исследований. Колчак проводил гидрографические и океанографические работы, изучал состояние льдов, вел наблюдения земного магнетизма, занимался исследованием Земли Бунге. В ходе второй зимовки Толль принимает решение: поиск Земли Санникова провести у острова Беннетта.

В мае 1902 года началась подготовка санно-шлюпочного перехода на этот остров. 5 июля Толль покинул «Зарю» в сопровождении астронома Фридриха Зееберга и зверопромышленников Василия Горохова и Николая Дьяконова. 13 июля группа Э.Толля на собачьих упряжках достигла острова Новая Сибирь. Оттуда сначала на льдине, дрейфующей в северном направлении, а затем на байдарах она перешли к острову Беннетта. Планировалось, что «Заря» подойдет к острову через два месяца. Однако из-за тяжелой ледовой обстановки выполнить это она не смогла и, получив серьезные повреждения корпуса, сделавшие невозможным дальнейшее плавание, ушла в совершенно безлюдную тогда бухту Тикси.

Группа же Толля, не дождавшись «Зари», приняла решение начать обратный переход по молодому льду к Новой Сибири и пропала без вести. Судьбе пропавших и экипажа «Зари» было посвящено специальное заседание Академии наук. В ходе дискуссий было отклонено предложение вице-адмирала С.О.Макарова пробиваться к острову Беннетта на ледоколе «Ермак» из-за его большой осадки. Было принято предложение Колчака: «Я предлагаю, – сказал Колчак, – снять с «Зари» китобойный вельбот, затем по льду доставить на Котельный, оттуда на веслах идти до Беннетта через открытую воду. Я понимаю, что это предложение такого же порядка, что и авантюра барона Толля, но другого выхода, по моему убеждению, нет».

Начальником Спасательной экспедиции был назначен А.В.Колчак. Вместе с ним в путь отправились боцман «Зари» Н.А.Бегичев, рулевой старшина В.Л.Железников и четыре каюра. В середине апреля 1903 года спасательная экспедиция прибыла в Тикси и сняла вельбот с «Зари». Через месяц 40-пудовый вельбот на двух нартах, прорубаясь через торосы, удалось перетащить на Новосибирские острова.

Спасательная экспедиция работала в тяжелейших условиях. Тысячу километров люди и упряжка из 160 собак тащили по льду вельбот, потом под парусом и на веслах шли еще 500 километров среди дрейфующих льдов. Не раз люди были на краю гибели. Вельботу преграждали путь ледяные торосы, штормы. Когда вельбот садился на мель, мореходы спускались в ледяную воду и вытаскивали его. Отголоском этих ледяных купаний Колчака был суставной ревматизм, мучавший его в последующие годы, и выпавшие зубы от цинги.

Все же Колчаку и его спутникам удалось обнаружить место последней стоянки Толля на острове Беннетта, его дневники, научные материалы и другие документы пропавшей экспедиции. Стало понятно, что группа рискнула идти на юг в полярную ночь и погибла во время перехода. Экспедиция Колчака свою главную задачу выполнила, решив попутно и другие задачи: уточнила очертания линии берегов, произвела их опись, внесла новые сведения в характеристику льдообразования. В память о своей невесте – Софье Федоровне Омировой – один из мысов на острове Баннетта и остров в Карском море Колчак назвал именем Софии. Это название на картах сохранилось по сей день.

Затем в жизни Колчака была русско-японская война, защита Порт-Артура, ранение, госпиталь, плен. После выписки из госпиталя и возвращения в Петербург Колчаку был предоставлен долгосрочный отпуск по инвалидности. Пользуясь этим, он приступает к работе над отчетом о Спасательной экспедиции, который был опубликован в «Известиях русского географического общества» в конце 1905 года, а в январе 1906?года сделал краткий доклад на заседании Русского географического общества.

«Первая половина торжественного заседания ученого общества, посвященного сообщениям членов экспедиции, снаряженной для поиска пропавшего без вести барона Толля и его спутников, подходила к концу. На кафедре у стены, украшенной большими портретами сановных покровителей и председателей общества, находился морской офицер, совершивший смелое плавание в вельботе через Ледовитое море с Новосибирских островов на остров Беннетта, на который высадился барон Толль, оттуда не вернувшийся. Мужественное лицо докладчика, обветренное полярными непогодами, оставалось в полутени зеленого абажура лампы, освещавшей рукопись его доклада на кафедре и его флотский мундир с золотыми пуговицами и орденами…» Этот отрывок мной приведен из романа В.Обручева «Земля Санникова», с которого, собственно, и начинается роман. Но мало кто из читателей знает, что прототипом этого морского офицера был реальный человек – Александр Васильевич Колчак.

В «Известиях» Академии наук была опубликована статья Колчака «Последняя экспедиция на остров Беннетта, снаряженная Академией наук для поисков барона Толля». В феврале 1906 года Колчак был избран действительным членом Русского географического общества, присудившего ему свою высшую награду – Большую золотую Константиновскую медаль – за «выдающийся и сопряженный с трудом и опасностью географический подвиг». Имя Колчака засветилось яркой звездой на научном небосклоне. «Гори, гори, моя звезда, Гори, звезда приветная!»

C 29 декабря 1905 года по 1 мая 1906 года Колчак был прикомандирован к Академии наук «для обработки картографического и гидрографического материалов Русской полярной экспедиции». Они оказались настолько обширными, что для их изучения и обработки была создана специальная комиссия Академии наук, проработавшая до 1920года. В 1906 году Главное гидрографическое управление Морского министерства издало три карты, которые подготовил А. Колчак по результатам съемок западного побережья Таймырского полуострова и западного побережья Котельного острова с Нерпичьей бухтой.

В сентябре 1906 года им был подготовлен доклад морскому министру о возможности плавания судов вдоль арктического побережья России. Практически этой работой Колчак подошел очень близко к решению важной проблемы – открытию Северного морского пути. 6 сентября ему присваивается звание капитан-лейтенант. В 1907 году вышел в свет перевод Колчака на русский язык труда датского физика и океанографа М.Х.К. Кнудсена «Таблицы точек замерзания морской воды».

В 1909 году им была опубликована научная монография «Лед Карского и Сибирского морей», в которой заложены основы учения о морских льдах и сделано открытие, свидетельствующее, что «арктический ледовый пак совершает движение по часовой стрелке, причем «голов» этого гигантского эллипса упирается в Землю Франца-Иосифа, а «хвост» находится у северного побережья Аляски». В 1928 году этот труд был переведён на английский язык и издан Американским географическим обществом в числе работ тридцати наиболее выдающихся полярных исследователей.

Научные труды А. Колчака были актуальны в связи с назревшей необходимостью освоения Северного морского пути, так как перевозка грузов на восток по железной дороге или кружным путем по морю вокруг Европы, Африки и Азии занимала много времени, и экономически была невыгодна. Для разработки концепции Северного морского пути была создана специальная комиссия. Началась подготовка новой северной экспедиции.

Начальник Главного гидрографического управления А.И.Вилькицкий обратился к Колчаку с предложением возобновить исследовательскую работу в Северном Ледовитом океане, включиться в подготовку экспедиции и быть одним из ее руководителей. Колчак согласился. Вместе с Ф.Матисеном он принял непосредственное участие в разработке проекта ледокольных теплоходов нового типа – ледодавов.

Ледодавы (название не прижилось) – сразу два, «Таймыр» и «Вайгач», – были заложены на Невском судостроительном заводе. Водоизмещение составляло 1290 т, длина – 54 м, ширина – 11 м, мощность машин 1200 л.с., могли развивать скорость на чистой воде до 10,5 узлов. Имели на борту даже артиллерийское вооружение. Летом 1909 года суда были спущены на воду и включены в состав военно-морского флота. Их предоставили правительственной Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана под руководством И.С.Сергеева.

Командиром ледокольного транспорта «Вайгач» был назначен капитан 2-го ранга А.В.Колчак, командиром «Таймыра» – Ф.А.Матисен. Для той поры это были лучшие суда для работы в ледовых условиях, с высокой степенью живучести и непотопляемости. Как в создании этих судов, так и вообще в развитии ледокольного флота велики были заслуги А.В.Колчака. Однако в советской литературе и историографии они замалчивались. 27 октября 1909 года ледоколы отправились в далекое плавание – им надлежало прибыть во Владивосток, обойдя половину земного шара.

В июле суда пришли во Владивосток. На «Вайгач» прибыл начальник экспедиции полковник корпуса флотских штурманов И.С.Сергеев. На навигацию 1910 года экспедиции ставились ограниченные задачи прохода в Берингов пролив и обследования этого района. Основным пунктом для проведения съемок и астрономических работ был выбран мыс Дежнева. Основная же часть работы экспедиции была спланирована на весну 1911 года.

В августе 1910 года суда вышли из бухты Золотой Рог и прибыли в Петропавловск-Камчатский, 20 сентября прошли Берингов пролив. Дойдя до мыса Дежнева, обследовали Берингов пролив, провели гидрографические съемки и астрономические наблюдения, но в Чукотском море встретили сплоченные льды и вынуждены были повернуть обратно, во Владивосток.

В составе экспедиции в этом плавании участвовал лейтенант флота Г.Л.Брусилов. На морских картах того времени длительное время оставался его «след» – название первого маяка на мысе Дежнева: «Знак Брусилова». Увидев в ходе плавания промысловые богатства Северного Ледовитого океана, он в 1912 году, приобретя за свой счет парусно-паровую шхуну «Святая Анна», отправился в самостоятельную экспедицию с запада на восток по Северному морскому пути. Экспедиция закончилась трагически: почти все члены ее, в том числе и Брусилов, погибли.

С прибытием во Владивосток А.В.Колчак получил телеграмму с вызовом его для продолжения службы в Морском Генеральном штабе. 15 ноября 1910 года А.В.Колчак сдал «Вайгач» и выехал в Санкт-Петербург.

Экспедиция 1911 года ушла на Север без него, хотя все разработки, маршруты, режимы стоянок и плавания были подготовлены Колчаком.

Потом были Первая мировая война, служба в Морском Генеральном штабе, командование дивизией, флотом, и – революция, Гражданская война…

«Вся Россия истоптана, слезы льются рекой.

Это Родина детства, мне не нужно другой».

 

Продолжение следует