К 100-летию со дня рождения К 100-летию со дня рождения
К 100-летию со дня рождения

Игорь ГАЛУТВА, капитан 1 ранга в отставке, ветеран-подводник

Игорь Галутва,<br>капитан 1 ранга в отставке,<br> ветеран-подводник

Продолжение

Подвиг Маринеско и экипажа «С-13» состоит в том, что был уничтожен казавшийся непотопляемым символ нацизма, корабль-мечта, пропагандирующий Третий рейх.

По данным исследователей, в том числе Гейнца Шена, бывшего в то время пассажирским помощником капитана на «Вильгельме Густлове», выжило 1239 человек, из них 528 курсантов 2-го учебного дивизиона подводных лодок, 123 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 86 раненых, 83 члена экипажа, 419 беженцев.

Многие авторы исследований утверждают, что на борту лайнера находились экипажи для 70 новейших подводных лодок Германии, предназначенных для блокады Англии. Так ли это? Вот некоторые цифры и факты.

Первое. Успешные действия советских войск и участившиеся налеты авиации союзников на судостроительные верфи и заводы Германии сорвали план строительства немецких подводных лодок. Поэтому новые немецкие подводные лодки XXI и XXIII серий с численностью экипажа 57 и 14 человек соответственно, начали вступать в строй только в феврале и апреле 1945 года. В 1945 году, к концу войны, было построено 59 подводных лодок. (Л.П. Хияйнен «Развитие зарубежных подводных лодок и их тактика», М., Воениздат, 1979, стр. 26, 28, 35-36). В целом эти сведения подтверждает и английский военный историк С. Роскилл: «В январе 1945 года стало ясно, что вместо запланированных 40 лодок XXI серии в феврале будут готовы только одна или две, а остальные будут готовы не раньше апреля… Если бы немцы могли продолжать производство новых подводных лодок…, то нечто подобное ситуации, предсказанной адмиралтейством, вполне могло бы возникнуть, однако успешные действия на суше предотвратили это». (С. Роскилл, «Флот и война», т.3, М., Воениздат, 1974, стр. 575).

Второе. Если взять за основу только количественный состав 2-го учебного дивизиона подводных лодок, погруженного на лайнер, а это 918 курсантов, то ими можно было бы укомплектовать 65 подводных лодок XXIII серии. Но это было бы правильно, если брать для расчетов только количественный состав, без учета того, что экипаж формируется в составе командира, офицеров и специалистов различного профиля, а не курсантами младших учебных групп.

Так это или не так, оставим разрешение этих вопросов историкам-исследователям. А тогда, в годы войны, для подводников все, кто находился на борту лайнера, были фашистами, оккупантами, творящими зверства над мирным населением и военнопленными.

Уничтожение «Вильгельма Густлова» – это возмездие за разрушенные города и сожженные села, за погибших матерей, сестер и детей, за газовые камеры и лагеря смерти, за теплоход «Армения», потопленный в 1941 году в Чёрном море с 5 тысячами беженцев и раненых, и за многие другие преступления гитлеровцев. А вся ответственность за гибель людей должна быть возложена на тех, кто развязал эту бесчеловечную войну.

«Потопление «Вильгельма Густлова» явилось значительным событием даже на фоне наших крупных побед в те дни» , – отмечал Адмирал флота Советского Союза, Герой Советского Союза Н.Г Кузнецов...(Н.Г.Кузнецов «Курсом к победе», М., Воениздат, 1987, стр. 420).

Но это была не единственная победа «С-13» в этом походе.

9 февраля в 22 часа 15 минут был обнаружен крупный военный транспорт с включенными ходовыми огнями в охранении двух кораблей.

Вспоминает Яков Коваленко: «Более двух часов командир, «вцепившись» в эту заманчивую цель, маневрировал, чтобы занять удобную для атаки позицию. И, наконец, в 02 часа 50 минут 10 февраля две торпеды из кормовых аппаратов рванулись к борту корабля… Через две минуты раздался первый взрыв – с грохотом и огромным пламенем, затем – второй. А через 10 минут последовало три сильнейших взрыва с заревом, через полминуты исчезнувшим. Что произошло? То ли взорвались котлы, то ли боеприпасы...» (Я.С. Коваленко «Возвращаясь к имени командира», «Маяк» , 18.07.1989, №29 (3762), стр.10). В результате был потоплен еще один военный транспорт Германии – «Генерал фон Штойбен». Он переломился пополам, прежде чем исчезнуть в глубине. Спасти удалось только 659 человек….

Оба потопленных транспорта имели на борту артиллерийское вооружение, шли в обеспечении военных кораблей, были окрашены в камуфляжный серый цвет и, без сомнения, представляли собой военные цели. По неумолимым законам войны Маринеско топил военные корабли врага.

Таким образом, подводная лодка «С-13» за один боевой поход потопила два фашистских корабля общим водоизмещением свыше 40 тысяч тонн, достигнув боевого результата, которого во время войны не добилась ни одна из советских подводных лодок.

За выдающиеся боевые заслуги подводная лодка «С-13» стала Краснознаменной, все члены экипажа были удостоены правительственных наград.

Из наградного листа от 20 февраля 1945 года на старшину 1 статьи Павла Григорьевича Зубкова:

«На своем боевом посту нес вахту четко и внимательно, быстро давал нужные хода подлодки по приказанию командира, чем обеспечил потопление легкого крейсера (первоначальная классификация цели командиром подводной лодки – И.Г.) и лайнера противника водоизмещением более 20000 тонн. За мужество и отвагу представляю к правительственной награде орденом «Отечественной войны» 1 степени.

Командир подлодки «С-13» капитан 3 ранга А. Маринеско».

К сожалению, царившая тогда обстановка в Военно-морском флоте не позволила реализовать представление командира подводной лодки: всем членам экипажа – участникам того героического похода награды были занижены.

Павел Григорьевич Зубков был награжден орденом Красной Звезды, Яков Спиридонович Коваленко – орденом Красного Знамени...

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

После войны Яков Спиридонович продолжал службу на Балтийском и Тихоокеанском флотах, был флагманским инженер-механиком бригады подводных лодок Камчатской военной флотилии. В 1953 году поступает на учебу в Военно-морскую академию им. А.Н. Крылова на машиностроительный факультет, после окончания которого в июле 1956 года получает назначение на должность помощника флагманского инженер-механика по электротехнической части Подводных сил Черноморского флота, с августа 1959 года служит в аппарате начальника военно-морских учебных заведений.

В августе 1966 года капитан 1 ранга Коваленко назначается заместителем начальника Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского, того училища, которое он заканчивал в суровые военные годы. Все свои знания и накопленный опыт он умело передавал будущим офицерам, часто выступал перед ними, вспоминая войну, боевые походы на подводной лодке «С-13» и своего легендарного командира – Александра Ивановича Маринеско.

В 1972 году Яков Спиридонович за отличные успехи в работе награждается Почетным знаком Министерства высшего образования.

«Такой человек, как Яков Спиридонович, - говорили его сослуживцы, - для училища большое счастье. Это талантливый инженер, участник войны, имеет громадный опыт. И, самое главное, он щедро передает все это курсантам – будущим офицерам флота».

В декабре 1974 года Коваленко увольняется в запас. Находясь на заслуженном отдыхе, он не прекращал поддерживать связь с флотом. Несколько лет вместе с другими ветеранами-подводниками, писателями и журналистами на всех уровнях отстаивал честь, заслуги и достоинство своего бывшего командира, добиваясь присвоения ему звания Героя Советского Союза.

Организовывал встречи боевых друзей. Одна из них состоялась 10 мая 1978 года. «Эта незабываемая встреча, – пишет в своей повести «Капитан дальнего плавания» А. Крон, – состоялась благодаря инициативе и незаурядной энергии, проявленной Яковом Спиридоновичем Коваленко. Он же выбрал для заключительного банкета плавучий ресторанчик… Коваленко начал читать свои написанные специально для этой встречи… стихи. Якова Спиридоновича слушал весь зал. Ему аплодировали».

Встречался Яков Спиридонович и с Г.Шеном, пассажирским помощником капитана на «Вильгельме Густлове» в годы войны. Бывшие враги вспоминали прошедшую войну, обсуждали события январской ночи 1945 года. Кстати, Шен подтверждал, что «Вильгельм Густлов» представлял собой военную цель…

Часто, особенно пока была жива мать, приезжал в свое родное село, встречался с бывшими одноклассниками, односельчанами. Последний раз был в 1987 году.

Его племянница Надежда Борисовна Ломака, проживающая в Дегтярях, поделилась со мной своими воспоминаниями. По ее словам, Яков Спиридонович был очень общительным и отзывчивым человеком.

Переписывался Яков Спиридонович и со своим земляком – Павлом Зубковым, прислал ему свою фотографию с надписью: «Дорогому Павлу Григорьевичу – соратнику по страшной войне, когда мы уничтожали фашистов. Коваленко. 26.11.89».

В августе 1991 года присылает Зубкову журнал «Ленинградская панорама» со своей большой статьей «Время – великий судья», в которой описывает подвиг экипажа «С-13» и ее командира, с дарственной надписью на обложке: «Павлу Григорьевичу Зубкову – земляку и дорогому мотористу – соратнику по Великой Отечественной войне в глубинах Балтийского моря, участнику трех боевых походов на «С-13» под командованием А.И. Маринеско. Коваленко. 23.02.91»…

Но все больше и больше давали о себе знать перенесенные тяготы и лишения военных лет, контузия и ранение. Пережил три инфаркта. После третьего врачи зарегистрировали клиническую смерть. Но он выжил. Продолжал жить, жить и работать – всем смертям назло. Четвертый инфаркт был последним. На восемьдесят третьем году жизни Якова Спиридоновича не стало.

Яков Спиридонович Коваленко честно служил Родине. Кавалер двух орденов Красного Знамени, ордена «Отечественной войны» 1 степени, ордена Красной Звезды и многих медалей, он не считал себя героем, хотя так считают ветераны-подводники и его земляки…

Павел Григорьевич Зубков после окончания войны был демобилизован, вернулся в свое село Южное, работал начальником районного отдела милиции. Бывший подводник участвовал в ликвидации банд дезертиров и бывших полицаев на территории своего района, проявляя личную храбрость и отвагу.

Своей принципиальностью заслужил уважение жителей района и своих товарищей. Однако кому-то его принципиальная позиция пришлась не по вкусу. В результате поклепов и доносов он был арестован, а по сфабрикованному делу о якобы служебных злоупотреблениях закрытым судом был осужден на три года ссылки на Колыму.

Тяжелые испытания не сломили боевой дух подводника. Там, в лагерях, он освоил профессию шофера. После досрочного освобождения вернулся в свое село, работал шофером, заведующим колхозным гаражом, механиком. Пользовался большим уважением односельчан. Растил двух сыновей и дочь. Младший из сыновей – Владимир, ныне проживает в селе Южное.

Павел Григорьевич принимал активное участие в военно-патриотическом воспитании молодежи, часто выступая перед учениками с рассказами о войне, морских походах, своих товарищах-подводниках и легендарном командире – Александре Ивановиче Маринеско.

В местном историко-краеведческом музее хранятся письма к нему его бывшего непосредственного начальника и земляка – инженер-механика «С-13» в годы войны Коваленко Я.С.

В одном из писем, передавая Павлу Григорьевичу некоторые документы и фотографии, Яков Спиридонович написал: «Все эти реликвии будут напоминать тебе, а, главное, детям и внукам, что их отец и дед защищал Родину от нашествия фашизма. И не только им, но и землякам о том страшном времени…».

25 ноября 1963 года из Ленинграда пришла печальная весть о кончине Александра Ивановича Маринеско. Павел Григорьевич участвует в похоронах своего любимого командира.

Не раз приезжал Павел Григорьевич и на встречу со своими боевыми побратимами в Ленинград и Кронштадт. Материалы с этих встреч тоже находятся в Южненском историко-краеведческом музее.

Хранится в музее и приветственное письмо Зубкову от мэра Санкт-Петербурга А. Собчака по случаю 50-летия со дня подвига, совершенного экипажем Краснознаменной подводной лодки «С-13». Но приехать на юбилейную встречу он уже не смог. 21 февраля 1996 года Павел Григорьевич Зубков скончался, был похоронен на кладбище в селе Мартыновка Ичнянского района, где проживал последние годы…

В разговоре о нем односельчане отмечают скромность, отзывчивость и трудолюбие. Мало кто из них знал, что Павел Григорьевич является кавалером ордена «Красная Звезда», медалей: Нахимова, Ушакова, «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда»…

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Кто умер, но не забыт потомками, тот бессмертен.

Якова Спиридоновича Коваленко и Павла Григорьевича Зубкова помнят односельчане, помнят ветераны-подводники. Рядом с Героем они и сами были героями.

В музее Профессионального аграрного лицея в поселке городского типа Дегтяри есть уголок, посвященный их земляку – подводнику Я.С.Коваленко, а в историко-краеведческом музее села Южное особое место отведено односельчанину – подводнику Зубкову П.Г. Школа в селе Южное является коллективным членом Всеукраинской ассоциации ветеранов-подводников.

Ежегодно, 30 января, преподавательский состав, учащиеся лицея и школы отмечают День «Атаки века». В этот день они вспоминают подвиг, свершенный экипажем подводной лодки «С-13», ее командира Героя Советского Союза А.И. Маринеско, своих односельчан, воевавших за свободу и независимость нашей страны.

Всеукраинская ассоциация ветеранов-подводников инициировала предложение отметить в 2013 году 100-летие со дня рождения А.И. Маринеско, выдающегося сына украинской земли, на государственном уровне.